Joomla TemplatesWeb HostingFree Money
Поиск на сайте

Статья 124 Семейного кодекса РФ

Официальный текст:

Статья 124. Дети, в отношении которых допускается усыновление (удочерение)

1. Усыновление или удочерение (далее - усыновление) является приоритетной формой устройства детей, оставшихся без попечения родителей.

2. Усыновление допускается в отношении несовершеннолетних детей и только в их интересах с соблюдением требований абзаца третьего пункта 1 статьи 123 настоящего Кодекса, а также с учетом возможностей обеспечить детям полноценное физическое, психическое, духовное и нравственное развитие.

3. Усыновление братьев и сестер разными лицами не допускается, за исключением случаев, когда усыновление отвечает интересам детей.

4. Усыновление детей иностранными гражданами или лицами без гражданства допускается только в случаях, если не представляется возможным передать этих детей на воспитание в семьи граждан Российской Федерации, постоянно проживающих на территории Российской Федерации, либо на усыновление родственникам детей независимо от гражданства и места жительства этих родственников.

Дети могут быть переданы на усыновление гражданам Российской Федерации, постоянно проживающим за пределами территории Российской Федерации, иностранным гражданам или лицам без гражданства, не являющимся родственниками детей, по истечении двенадцати месяцев со дня поступления сведений о таких детях в федеральный банк данных о детях, оставшихся без попечения родителей, в соответствии с пунктом 3 статьи 122 настоящего Кодекса.

Комментарий юриста:

Целью усыновления является воспитание ребенка в семье, поэтому усыновление допускается только в отношении несовершеннолетних т.е. детей, не достигших возраста 18 лет. Лица, достигшие совершеннолетия, не могут быть усыновлены. Усыновление осуществляется лишь в интересах детей. Под такими интересами понимается их надлежащее воспитание с учетом возможностей усыновителей ребенка обеспечить ему полноценное физическое, психическое, духовное и нравственное развитие. При устройстве ребенка в семью должны также учитываться его этническое происхождение, принадлежность к определенной религии и культуре, родной язык, возможность обеспечения преемственности в воспитании и образовании (пункт 1 статьи 123 Семейного кодекса). Соблюдение интересов ребенка при усыновлении способствует тому, что в результате усыновления дети должны воспитываться в такой семье, где любовь, забота, понимание со стороны усыновителей являются необходимыми условиями для полноценного развития ребенка. Специфика усыновления проявляется в том, что оно должно осуществляться также с учетом интересов самих усыновителей, поскольку усыновление позволяет людям, по разным причинам не имеющим детей, реализовать чувства материнства и отцовства, создать нормальную семью. Между тем главное - в соблюдении интересов усыновляемого.

Судебная практика: супруги У-ны - граждане США обратились в Иркутский областной суд с заявлением об усыновлении российского ребенка 1998 г.р., воспитанника дома ребенка г. Иркутска. Заявители указали, что каждый из них вырос в большой семье, и хотя они дали жизнь нескольким детям, считают свою семью недостаточно полной. Они решили усыновить К. для того, чтобы предоставить возможность ребенку расти в любящей семье с двумя родителями и пятью братьями и сестрами, которые с радостью его ожидают, что они хотят восстановить здоровье ребенка и дать ему счастливую жизнь, разделив с ним то, что имеют. За короткое время общения с мальчиком они сильно привязались к нему и не сомневаются в том, что смогут любить его как собственного ребенка. Их финансовое положение позволяет обеспечить необходимые условия для воспитания и образования всех их детей, включая К. Медицинский диагноз, поставленный ему, им известен, претензий к опекунским учреждениям и медицинским организациям они не имеют. Решением Иркутского областного суда от 9 ноября 2001 года в удовлетворении заявления супругов У-нов об установлении усыновления К. было отказано.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ 19 февраля 2002 года решение суда первой инстанции оставила без изменения. Президиум Верховного Суда РФ 22 января 2003 года удовлетворил протест заместителя Председателя Верховного Суда РФ, в котором ставился вопрос об отмене судебных постановлений как вынесенных с нарушением норм материального и процессуального права и направлении дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции. Протест был удовлетворен по следующим основаниям. В соответствии со статьей 330 Гражданского Процессуального Кодекса РСФСР основаниями к отмене решения, определения суда в надзорном порядке являются неправильное применение или толкование норм материального права, существенное нарушение норм материального права, повлекшее вынесение незаконного решения, определения суда. Согласно пункту 5 статьи 329 Гражданского Процессуального Кодекса РСФСР суд, рассмотрев дело в порядке надзора, своим определением или постановлением вправе отменить либо изменить решение суда первой, второй или надзорной инстанции и вынести новое решение, не передавая дела на новое рассмотрение, если допущена ошибка в применении и толковании норм материального права.

Из материалов дела видно, что К. родился в г. Иркутске в 1998 году, мать ребенка - Н., 1971 г.р., сведений об отце не имеется. К. был оставлен матерью в роддоме, затем доставлен на лечение в детскую клиническую больницу, где находился по 1 февраля 1999 года в отделении патологии новорожденных, со 2 февраля 1999 года воспитывался в доме ребенка г. Иркутска. Мать К., другие родственники судьбой ребенка не интересовались, участия в его воспитании не принимали, материальной помощи не оказывали. Гражданка Н. по месту регистрации (общежитие в г. Иркутске) не проживает, место ее нахождения неизвестно, решением Кировского районного суда г. Иркутска от 18 ноября 1998 года она признана безвестно отсутствующей. Родственники мальчика - супруги Ж., оба инвалиды, от оформления опекунства над ним отказались и дали согласие на его усыновление любыми гражданами. Таким образом, несовершеннолетний К., оставшийся без попечения родителей, по своему правовому статусу относится к детям, в отношении которых в соответствии со статьей 124 Семейного кодекса допускается усыновление.

Отказывая в удовлетворении заявления об установлении усыновления, областной суд г. Иркутска сослался на нарушение соответствующими органами в отношении К., оставшегося без попечения родителей, порядка организации первичного, регионального и федерального учета таких детей, выразившееся в том, что ни из администрации детской клинической больницы, где К. находился после выписки из роддома, ни из дома ребенка сведения о нем как о ребенке, оставшемся без попечения родителей, в отдел опеки и попечительства по Свердловскому округу г. Иркутска не поступали до мая 1999 года. Между тем отказ в установлении усыновления по причине пропуска срока для постановки ребенка на первичный учет противоречит статье 124 Семейного кодекса, поскольку лишает оставшегося без попечения родителей ребенка права воспитываться в семье. Неисполнение должностными лицами лечебного учреждения и учреждения социальной защиты обязанности в семидневный срок со дня получения известия о том, что ребенок может быть передан на воспитание в семью, сообщить об этом в орган опеки и попечительства, является согласно пункту 4 статьи 122 Семейного кодекса лишь основанием для привлечения этих лиц к ответственности в установленном законом порядке.

Как видно из материалов дела, К. находится на учете в государственном банке данных о детях, оставшихся без попечения родителей, с июля 1999 года. Органом опеки и попечительства, а также органом исполнительной власти области принимались меры к устройству ребенка на воспитание в семью граждан России. До обращения заявителей усыновить мальчика отказались 10 российских семейных пар. Кроме того, медицинский диагноз, поставленный К., не оставляет шансов на устройство ребенка в российскую семью. При установлении усыновления главным является соблюдение принципа соответствия усыновления интересам ребенка. Согласно заключению органа опеки и попечительства, а также главного врача дома ребенка и директора детского дома данное усыновление целесообразно и полностью отвечает интересам К. Судом исследовался вопрос о том, нет ли оснований, исключающих для заявителей возможность быть усыновителями. Из имеющихся в деле документов видно, что У-ны состоят в браке с 1986 года, в составе их семьи четверо несовершеннолетних дочерей и 18-летний сын. У-н Д. - президент крупной компании, У-н Л. - домохозяйка. У них устойчивое финансовое положение (заработная плата 200 тыс. долл. в год, стоимость имущества за вычетом обязательств - 2560 тыс. долл.), собственный двухэтажный дом, три автомобиля, плавательный бассейн.

Кандидаты в усыновители и их дети находятся в хорошем психическом и физическом состоянии. По результатам криминальной проверки У-ны не совершали никаких противозаконных действий. Уведомление Службы иммиграции и натурализации Департамента юстиции штата Техас свидетельствует о том, что супруги У-ны могут быть достойными усыновителями и что их заявление о предварительном оформлении ходатайства об усыновлении было направлено в национальный визовый центр для передачи консульству или посольству США в Москве. Специализированное американское агентство по усыновлению (Центр по усыновлению "Колыбель надежды"), ознакомившись со всеми документами, относящимися к усыновлению ребенка из России, рекомендует У-нов в качестве приемных родителей. Лицензированные американские агентства по усыновлению детей приняли на себя обязательства осуществлять контроль, касающийся социальной и психологической адаптации, жилищных условий и воспитания ребенка после усыновления, направлять отчеты компетентным учреждениям в России в течение периода, установленного Правительством РФ. У-ны Д. и Л. со своей стороны приняли обязательства зарегистрировать приемного ребенка в российском консульстве и предоставить возможность обследования условий жизни и воспитания усыновляемого лицензированному социальному работнику.

При таких обстоятельствах имеются правовые основания для усыновления К. гражданами США, которые могут обеспечить все условия для полноценного физического, психического и духовного развития мальчика. Что касается довода суда о том, что адаптация ребенка в устоявшейся многодетной семье заявителей может быть психологически сложной, то он не подтвержден доказательствами. Из дела видно, что супруги У-ны смогли наладить с ребенком контакт, они опытные родители, любят детей и провели большую работу по подготовке к приему К. в свою семью, к тому же ознакомились с вопросами международного усыновления посредством изучения литературы, бесед со специалистами и другими приемными родителями. Дети заявителей хорошо себя ведут, с нетерпением ждут появления у них маленького брата и понимают, что ребенку из России требуется некоторое время, чтобы привыкнуть к своему новому окружению и почувствовать себя комфортно. Родственники и друзья семьи У-нов поддерживают их планы по усыновлению. Все они испытывают огромное желание с теплом принять ребенка в свой круг. Поскольку все обстоятельства, имеющие значение для разрешения дела, установлены, Президиум Верховного Суда РФ отменил решение Иркутского областного суда и определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ и вынес новое решение об удовлетворении заявления граждан США У-нов об усыновлении К.

По общему правилу усыновление братьев и сестер разными лицами не допускается, за исключением случаев, когда усыновление отвечает интересам детей. Возможные исключения из этого правила разъяснены в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 20.04.2006 № 8. В частности, согласно пункту 13 указанного Постановления, если у ребенка, которого желает усыновить заявитель, имеются братья и сестры, оставшиеся без попечения родителей, и в отношении их заявителем не ставится вопрос об усыновлении, либо этих детей хотят усыновить другие лица, усыновление согласно пункту 3 статьи 124 Семейного кодекса возможно только в случае, если это отвечает интересам ребенка (например, дети не осведомлены о своем родстве, не проживали, не воспитывались вместе, не могут воспитываться вместе по состоянию здоровья и т.п.). Необходимо отметить, что пункт 3 статьи 124 не устанавливает, что указанное правило распространяется только на полнородных братьев и сестер, поэтому его следует применять и к случаям усыновления разными лицами неполнородных братьев и сестер. Но суду необходимо выяснять, имеются ли у усыновляемого ребенка братья и сестры и подлежат ли они усыновлению на момент рассмотрения данного дела в суде. Очевидно, что только в исключительных случаях и только в интересах усыновляемого ребенка суд может принять решение о его разобщении с братьями (сестрами).

Во всех остальных случаях усыновление братьев, сестер разными лицами не допускается, поскольку при усыновлении правовые отношения усыновленного ребенка прекращаются со всеми родственниками, а в данном случае утрата родственных связей усыновленного с братьями (сестрами) противоречила бы его интересам. Дети, оставшиеся без попечения родителей, могут быть переданы на усыновление не только российским гражданам, но и иностранным при соблюдении ряда условий, предусмотренных законом. Усыновление детей иностранными гражданами или лицами без гражданства допускается только в случаях, если не представляется возможным передать этих детей на воспитание в семьи граждан России, постоянно проживающих на территории РФ, либо на усыновление родственникам детей независимо от гражданства и места жительства этих родственников. Практически это означает, что российские граждане при всех прочих равных условиях имеют преимущество по отношению к иностранным гражданам при усыновлении российских детей. Такое положение соответствует Конвенции о правах ребенка, где сказано, что усыновление в другой стране должно рассматриваться в качестве альтернативного способа устройства ребенка, при условии, что ему не может быть обеспечен подходящий уход в стране проживания.

Усыновление детей граждан Российской Федерации иностранными гражданами, лицами без гражданства либо гражданами Российской Федерации, проживающими постоянно за границей, не являющимися родственниками ребенка, возможно при соблюдении ряда условий. Во-первых, ребенок, подлежащий усыновлению, должен состоять на учете в государственном банке данных о детях. По истечении шестимесячного срока со дня поступления сведений о нем в федеральный банк данных о детях, оставшихся без попечения родителей, он может рассматриваться как кандидатура на усыновление. Поэтому суду надлежит запрашивать документы, подтверждающие, что органы опеки и попечительства, региональные и федеральные операторы осуществляли необходимые мероприятия по устройству ребенка в семью российских граждан (статья 6 Закона о банке данных о детях, оставшихся без попечения родителей). Во-вторых, при подготовке дела к судебному разбирательству судья в обязательном порядке истребует от органа опеки и попечительства документы, подтверждающие невозможность усыновления ребенка российскими гражданами или родственниками ребенка независимо от их места жительства и гражданства (пункт 14 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20.04.2006 № 8). Неукоснительное соблюдение требований закона способствует не только всемерному соблюдению интересов усыновляемого ребенка, но и реализации приоритета российских граждан по отношению к иностранцам при усыновлении на практике.

 

Rambler's Top100