Joomla TemplatesWeb HostingFree Money
Поиск на сайте

Статья 132 Семейного кодекса РФ

Официальный текст:

Статья 132. Согласие усыновляемого ребенка на усыновление

1. Для усыновления ребенка, достигшего возраста десяти лет, необходимо его согласие.

2. Если до подачи заявления об усыновлении ребенок проживал в семье усыновителя и считает его своим родителем, усыновление, в порядке исключения, может быть произведено без получения согласия усыновляемого ребенка.

Комментарий юриста:

Правовые последствия усыновления серьезно влияют на судьбу ребенка, поэтому его согласие на проживание в семье усыновителя имеет особое значение. Согласие ребенка, достигшего возраста 10 лет, является обязательным условием, без которого усыновление не может состояться. Согласие ребенка является юридическим фактом, который наряду с другими фактами влияет на его правовой статус. Практически это выражается в прекращении родительского правоотношения и возникновении правоотношений в результате усыновления. Известно, что 10-летний ребенок в сфере гражданского права является недееспособным, поскольку он в силу своего возраста, психологического состояния не может обладать такой степенью зрелости, которая позволила бы ему отвечать за свои поступки. Однако ребенок в таком возрасте способен разобраться в своих эмоциях, чувствах, симпатии Или антипатии, выразить свое отношение к усыновителям. В любом случае ребенок в состоянии выразить свое мнение по поводу его усыновления.

Выявление согласия ребенка, достигшего 10 лет, на усыновление означает, что не только учитывается его воля, но и ей придается самостоятельное юридическое значение. Причем особое значение имеет сам способ выражения воли ребенка. Согласие ребенка выявляется сотрудником органа опеки и попечительства, который должен объяснить суть усыновления, его правовые последствия для ребенка, рассказать ему об усыновителях. Согласно статье 57 Семейного кодекса учет мнения ребенка в возрасте старше 10 лет относительно усыновления является обязательным для суда и органа Опеки и попечительства. Поэтому если ребенок, достигший 10 лет, возражает против усыновления, оно не может быть установлено. Определенной формы выражения согласия ребенка на усыновление не существует, отмечается лишь, что выявление согласия возложено на органы опеки и попечительства.

Согласие ребенка фиксируется в письменной форме и отражается в заключении органа опеки и попечительства об обоснованности и соответствии усыновления интересам ребенка (пункт 15 Правил передачи детей на усыновление). В пункте 4 ранее действовавшего Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 04.07.1997 № 9 "О применении судами законодательства при рассмотрении дел об установлении усыновления" подчеркивалось, что, решая вопрос о необходимости вызова в судебное заседание несовершеннолетнего, судье целесообразно выяснить мнение по этому поводу органа опеки и попечительства с тем, чтобы присутствие ребенка в суде не оказало на него неблагоприятного воздействия. Поэтому если суд придет к выводу о том, что необходимо привлечь ребенка к участию в деле, то наличие или отсутствие согласия ребенка может быть установлено непосредственно в суде (пункт 12 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20.04.2006 № 8).

Статья 273 Гражданского Процессуального Кодекса предусматривает, что рассмотрение заявления об усыновлении происходит с обязательным участием усыновителей, представителя органа опеки и попечительства, прокурора, ребенка, достигшего возраста 14 лет, а в необходимых случаях родителей, других заинтересованных лиц и самого ребенка в возрасте от 10 до 14 лет. Получается, что в одних случаях участие ребенка обязательно, а в других факультативно, т.е. зависит от усмотрения судьи, рассматривающего дело. При этом нетрудно заметить, что именно участие ребенка, достигшего возраста 10 лет, является факультативным, в то время как пункт 1 статьи 132 Семейного кодекса требует, как правило, получения согласия ребенка, достигшего возраста 10 лет, на усыновление. Более того, пункт 4 части 2 статьи 272 Гражданского Процессуального Кодекса указывает, что необходимо согласие усыновляемого ребенка, достигшего 10 лет, на усыновление, а также на возможные изменения его имени, отчества, фамилии и запись усыновителей в качестве его родителей, за исключением случаев, если такое согласие в соответствии с федеральным законом не требуется.

Практически это означает, что судья при подготовке дела изучает документы и в случае, когда это необходимо, привлекает ребенка, достигшего 10 лет, к участию в процессе (например, когда речь идет об изменении анкетных данных ребенка). Судья в процессе беседы с ребенком должен выяснить его отношение к усыновителям, оценить характер установившихся между ними отношений. На практике нередко возникает вопрос относительно выявления мнения ребенка, не достигшего 10-летнего возраста, на усыновление. Формально закон не придает юридического значения его согласию. Однако из этого не следует, что отношение ребенка к предстоящему усыновлению не должно выясняться, учитываться. Представляется, что принятие решения об усыновлении вопреки желанию ребенка, не достигшего 10 лет, возможно только в случае, если суд придет к твердому мнению, что возражения ребенка обусловлены его возрастом, непониманием сути отношений.

В порядке исключения согласие ребенка на усыновление не требуется, если до подачи заявления об усыновлении ребенок проживал в семье усыновителя и считает его своим родителем. В таком случае согласие ребенка предполагается. Поэтому открывать ребенку истину и выяснять его отношение к усыновлению нецелесообразно. Требовать в этом случае формального выражения согласия на усыновление означало бы раскрыть тайну усыновления. Социально-психологическое назначение такого условия заключается в необходимости по возможности исключить осложнения во взаимоотношениях ребенка со своими усыновителями, которые проживают вместе с ребенком и заботятся о нем. Сообщение ребенку о том, что данное лицо не состоит с ним в родственных отношениях, может травмировать ребенка. Конкретный пример из практики подтверждает целесообразность данного положения.

Судебная практика: М. обратился в суд с заявлением об усыновлении 12-летнего пасынка, которого он воспитывал с четырех лет. У отчима сложились с мальчиком истинно родительские отношения. Усыновляемый считал усыновителя своим отцом. У супругов М. родился и совместный ребенок. Кровный отец усыновляемого ребенка алиментов не платил, поэтому в свое время был объявлен в розыск. После его появления он был ознакомлен с документами по усыновлению, никаких претензий к предстоящему усыновлению он не имел. Мать несовершеннолетнего дала согласие на усыновление. В судебном процессе суд, руководствуясь пунктом 2 статьи 132 Семейного кодекса, не выявлял согласия несовершеннолетнего на усыновление. Не выяснялось также отношение усыновляемого к изменению его фамилии и отчества (пункт 4 статьи 134 Семейного кодекса), к записи усыновителя в качестве родителя усыновляемого (пункт 2 статьи 136 Семейного кодекса). Суд решил удовлетворить просьбу усыновителя М. об усыновлении Алексея. Данное усыновление соответствует интересам усыновляемого, но, не указав данных, необходимых для органов ЗАГС, суд не довел дело до логического конца, которым становится оформление состоявшегося усыновления в органах ЗАГС в соответствии со статьей 274 Гражданского Процессуального Кодекса.

 

Rambler's Top100