Joomla TemplatesWeb HostingFree Money
Поиск на сайте

Статья 142 Семейного кодекса РФ

Официальный текст:

Статья 142. Лица, обладающие правом требовать отмены усыновления ребенка

Правом требовать отмены усыновления ребенка обладают его родители, усыновители ребенка, усыновленный ребенок, достигший возраста четырнадцати лет, орган опеки и попечительства, а также прокурор.

Комментарий юриста:

Кроме оснований отмены усыновления Семейный кодекс предусматривает перечень лиц, имеющих право требовать отмены усыновления.

К ним законодатель относит:

- родителей ребенка;
- усыновителя ребенка;
- усыновленного ребенка, достигшего 14-летнего возраста;
- органы опеки и попечительства;
- прокурора.

Большое практическое значение имеет вопрос о лицах, обладающих правом требовать отмены усыновления в соответствии с основаниями, предусмотренными для отмены усыновления. К числу первой категории лиц, обладающих правом требовать отмены усыновления, относятся родители усыновленного. Требовать отмены усыновления родители ребенка вправе в любое время, хотя чаще всего они обращаются в суд, когда усыновление было произведено без их согласия или согласие было вынужденным. Требовать отмены усыновления по причине отсутствия согласия родителей, не лишенных родительских прав, вправе только сами родители, чье согласие получено не было.

Если родители не предъявляют требование об отмене усыновления ребенка, произведенного без их согласия, фактически это подтверждает то, что родители (родитель) не возражают против усыновления. Кроме самих родителей ребенка, согласие которых не было получено в установленном законом порядке, никто не вправе на этом основании ставить вопрос об отмене усыновления. Вместе с тем родители не могут предъявить иск об отмене усыновления, если они считают, что нахождение ребенка в семье усыновителя не отвечает его интересам. В тех случаях, когда ребенок остался без попечения по вине родителей, нецелесообразно предоставлять им право инициировать процесс отмены во всех случаях.

В результате усыновления родители утрачивают весь комплекс прав по отношению к своему ребенку, в том числе и право на его защиту. Необходимо особо подчеркнуть, что в тех случаях, когда при получении согласия родителей на усыновление ребенка были нарушены их права, суд не обязан выносить решение об отмене усыновления. В соответствии с пунктом 2 статьи 141 Семейного кодекса это право суда, а не его обязанность. Установление того факта, что усыновление было произведено без согласия родителей, еще недостаточно для отмены усыновления; кроме того, необходимо доказать, что возвращение ребенка родителям соответствует его интересам.

Право требовать отмены усыновления признается за усыновителем ребенка. Скорее всего, право усыновителя ставить вопрос об отмене усыновления необходимо рассматривать с точки зрения оценки правовых последствий такой отмены для ребенка. Усыновитель должен понимать, что обязанности по воспитанию ребенка принимаются вне зависимости от личных данных ребенка, его способностей. Может быть, закрепляя право за усыновителем требовать отмены усыновления, законодатель предвидел, что отношения между усыновителем и усыновленным могут не сложиться по самым разным причинам. Такое право предоставляется усыновителю с учетом его собственных интересов, поскольку цель усыновления в данном случае достигнута не будет.

Так, например, у ребенка по мере взросления может измениться характер, могут проявиться наследственные заболевания, что повлияет на процесс его воспитания в семье. Безусловно, в таких ситуациях страдает не только усыновитель, но и сам ребенок. При этом необходимо осознавать, что отношения, возникшие в результате усыновления, лишь тождественны родительским. Прекращение отношений по поводу усыновления характерно не только для российского законодательства. Основанием для привлечения агентства к ответственности является намеренное или небрежное введение им усыновителей в заблуждение относительно состояния здоровья ребенка.

Правом требовать отмены усыновления наделен и усыновленный ребенок. Мнение самого несовершеннолетнего рассматривается как фактор, значение которого растет в зависимости от его возраста и степени зрелости. Статья 142 Семейного кодекса устанавливает возраст, по достижении которого ребенок вправе самостоятельно предъявить иск об отмене усыновления, - 14 лет. Основаниями для отмены усыновления в данном случае могут быть как противоправные действия со стороны усыновителя по отношению к усыновленному ребенку, так и невиновное поведение усыновителей. Например, отсутствие между ними взаимопонимания, личного контакта.

Интересы ребенка, не достигшего 14 лет должен представлять орган опеки и попечительства посредством предъявления иска от его имени и в его интересах. В данном случае речь идет о защите прав и обязанностей ребенка и усыновителя, а не о правах и обязанностях органа опеки и попечительства. Предъявляя иск в защиту прав других лиц, орган опеки и попечительства действует на основании части 1 статьи 46 Гражданского Процессуального Кодекса, в которой говорится, что в случаях, предусмотренных законом, органы государственной власти, органы местного самоуправления, организации или граждане вправе обратиться в суд с заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов других лиц по их просьбе либо в защиту прав, свобод и законных интересов неопределенного круга лиц.

Кроме того, отказ указанных органов от предъявленного ими иска не лишает лицо, в защиту интересов которого предъявлен иск, права требовать рассмотрения дела по существу. Обусловлено это тем, что участие органа опеки и попечительства в таких делах является обязательным в силу закона, и освободить его от участия в процессе невозможно. В целях обеспечения тайны усыновления, родителям, не обладающим информацией об усыновителях ребенка, необходимо предъявлять иск к органу опеки и попечительства. Процессуальный институт участия в гражданском процессе органов опеки и попечительства выражает заинтересованность государства в надлежащей защите субъективных прав граждан.

Этот институт гражданского процессуального права закреплен в статьях 46, 47 Гражданского Процессуального Кодекса, предусматривающих две формы участия в процессе органов управления: путем предъявления иска в защиту прав других лиц; благодаря вступлению в процесс для дачи заключения по делу в целях осуществления возложенных на них обязанностей и для защиты прав, свобод и законных интересов других лиц или интересов Российской Федерации, субъектов РФ, муниципальных образований. Эти формы участия сходны с участием прокурора в гражданском процессе (статья 45 Гражданского Процессуального Кодекса). Но если прокурор может вступить практически в любое гражданское дело, то орган государственного управления только в случаях, предусмотренных законом, в том числе пунктом 2 статьи 140 Семейного кодекса.

Вступая в процесс на основании статьи 46 Гражданского Процессуального Кодекса, орган опеки и попечительства защищает не свои субъективные права и интересы, а права и интересы усыновленного ребенка. При предъявлении родителями иска органы опеки и попечительства не имеют права раскрывать имя усыновителя до удовлетворения такого иска, но обязаны известить усыновителя о возбуждении данного спора. Если усыновитель принимает решение об участии в процессе лично, то он вступает в дело в качестве соответчика. Однако усыновитель может этим правом не воспользоваться. В таком случае он вправе поручить защиту своих интересов органу опеки или адвокату.

В силу особого характера брачно-семейных отношений, заинтересованности государства в охране и защите семьи, в семейном законодательстве специально предусмотрено участие прокурора в процессе по отмене усыновления. Прокурор имеет право обратиться в суд с заявлением в защиту прав и законных интересов усыновленного ребенка. В данном случае прокурор занимает в процессе положение не только официального представителя государства, осуществляющего надзор за законностью рассмотрения дела, но и как защитник интересов несовершеннолетних детей (статьи 26, 36 Федерального закона "О прокуратуре Российской Федерации" (в ред. от 25.12.2008)).

Согласно статье 45 Гражданского Процессуального Кодекса прокурор, участвующий в деле, имеет право знакомиться с материалами дела (являющимися доказательствами для отмены усыновления), дает заключение по вопросам, возникающим во время разбирательства дела, и по существу дела в целом. Прокурора, предъявляющего иск об отмене усыновления, можно назвать истцом в процессуальном смысле. Он наделяется законом такими же процессуальными правами и обязанностями, что и истец.

 

Rambler's Top100