Joomla TemplatesWeb HostingFree Money
Поиск на сайте

Статья 167 Семейного кодекса РФ

Официальный текст:

Статья 167. Ограничение применения норм иностранного семейного права

Нормы иностранного семейного права не применяются в случае, если такое применение противоречило бы основам правопорядка (публичному порядку) Российской Федерации. В этом случае применяется законодательство Российской Федерации.

Комментарий юриста:

Оговорка о публичном порядке содержится в праве всех без исключения государств, во многих из них (Австрия, Болгария, Бразилия, Венгрия, Германия, Греция, Италия, МНР, Польша, Португалия, Сирия, Таиланд, Швейцария и т.д.) она выражена в законодательстве, в частности, в законах о международном частном праве, в Гражданском Кодексе или Семейном кодексе. Отсутствие специальной нормы в законодательстве не мешает государствам (США, Франции и др.) широко применять такую оговорку на практике. Она включается и в международные договоры. Доктрина повсеместно признает необходимость оговорки о публичном порядке как определенного защитного механизма, имея в виду, что отсылка коллизионной нормы формулируется широко и может привести к применению законодательства любого иностранного государства.

В законодательстве разных стран и даже в самом российском законодательстве, как и в международных договорах, применяются разные формулировки оговорки о публичном порядке. Но во всех случаях речь идет об основах, т.е. основополагающих принципах правопорядка. Сохраняют свое значение указания Верховного Суда РФ о том, что под публичным порядком Российской Федерации понимаются основы общественного строя российского государства. Оговорка о публичном порядке возможна лишь в тех отдельных случаях, когда применение иностранного закона могло бы породить результат, недопустимый с точки зрения российского правосознания (определение Судебной коллегии по гражданским делам от 25 сентября 1998 года).

Однако необходимо учитывать, что в статье 167 речь идет не об общей оценке действующего в иностранном государстве законодательства в области брака и семьи, а о возможности применения конкретных норм этого законодательства к конкретным ситуациям. В этой статье, как и в ранее действовавшей статье 168 КоБС, говорится о противоречии основам правопорядка не самих иностранных законов, а применения в России. Так, нормы иностранного права, допускающие полигамию, противоречат основным принципам российского семейного права, но это не означает, что полигамные браки, заключенные в стране, где они признаются, не могут порождать юридических последствий, признаваемых в нашей стране; нельзя, в частности, возражать против признания алиментных обязательств членов полигамной семьи.

Возможно, подобный вопрос может возникнуть и в связи с признанием юридических последствий заключения союза однополых лиц, узаконенного в некоторых странах, в частности в Дании, Испании, Нидерландах, Норвегии, Швеции. Что касается самих однополых союзов, то в соответствии с российским законодательством они в России не допускаются и не рассматриваются как браки. Согласно пункту 3 статьи 1 Семейного кодекса один из основных принципов семейного права - добровольность "брачного союза мужчины и женщины", а в соответствии с пунктом 1 статьи 12 Семейного кодекса для заключения брака необходимо "взаимное добровольное согласие мужчины и женщины, вступающих в брак". Отказ в применении нормы иностранного семейного права на основании противоречия основам правопорядка России влечет за собой согласно статье 167 применение соответствующего российского законодательства.

Оговорка о публичном порядке включена и в международные договоры РФ, содержащие коллизионные нормы семейного права, - в Минскую конвенцию стран 1993 года (как и в Кишиневскую конвенцию 2002 года), в двусторонние договоры о правовой помощи. Так, согласно статье 19 Минской конвенции 1993 года просьба об оказании правовой помощи может быть отклонена, если оказание такой помощи может нанести ущерб суверенитету или безопасности.

 

Rambler's Top100